Солнечный художник. Воспоминания

"Только дело-то в том, что разные лю­ди знали его по-разному,
и никто не имеет «лицензии» на абсолютное понимание другого человека.
В этом весь смысл неповторимости,
в этом правдивость мысли, что вместе с человеком погибает целый мир.
В противном случае все обо всех в истории было бы предельно ясным..."

                                                                                                                                                                                           (Вадим Серебренников об Андрее Поздееве)

Невозможно рассуждать о творчестве и мире Художника, не зная всех обстоятельств его жизни и творчества, условиями и средой, к которой вырос этот удивительный талант и личность.
Каждый из авторов воспоминаний имеет право понимать личность Андрея Геннадьевича по-своему.
Главное, что cовершенно разным авторам было что сказать, и они сделали это искренне и открыто.

Станислав Шавловский.Светлые воспоминания. ‹Станислав Шавловский - главный художник Владимирского областного театра драмы. Учился в художественной школе, затем окончил училище имени Сурикова и ленинградскую Академию Театрального Искусства. Работать во Владимир приехал в восьмидесятых годах.› 
«Его любили молодые художники. Я помню, как в художественном училище мы бегали на выставки смотреть только Поздеева. Потом, на занятиях по живописи пытались взять цвет, так это делал Андрей. Конечно, никому это не удавалось. Его видение было «закодирова­но», и настолько индивидуально, что разгадать его технологию было немыслимо. Андреем можно было только восхищаться. Правда, педа­гоги не приводили его в пример, они боялись уйти от стереотипно­го понимания живописи. А искусство Поздеева меняло учащимся способ мышления, делало их непослушными и свободными. Таким образом, он становился негласным идеологом чего-то нового в про­тивовес серому и скучному, В 60-е годы, во времена «оттепели», Анд­рей был для нас самым передовым и притягательным художником. Он притягивал не только молодых. К нему были очень привязаны ху­дожники Владимир Капелько и Геннадий Горенский, в мастерскую приходили поэты, писатели, историки, «эстеты», режиссеры, артисты и просто интеллигенция, интересующаяся живописью».Читать текст полностью>

Валентина Михайловна Поздеева. Помню как... <Вдова художника, учитель русского языка и литературы>.
В нашем Красноярском отделении Союза художников преобла­дало такое мнение: художник должен найти свою манеру письма («свой язык» называлось это) и придерживаться ее всю оставшуюся жизнь. Иначе - неправильно. Формализм! Обвинения этого очень боялись. Андрей же не боролся с естественным, на мой взгляд, же­ланием движения, развития. Читать текст полностью>

Аврора Даниловна Грицай. Биографический очерк. <Друг семьи художника. Учитель русского языка и литературы> С течением времени у Андрея сформировалась довольно большая библиотека книг по истории и теории изобразительного искусства. Он серьезно изучал все, что есть о цвете, композиции, анатомии. Неоднократно совершал целенаправленные поездки в Москву и Ленинград для ознакомления с коллекциями художественных музеев. Последний раз художник приезжал в столицу в 1981 году на выставку «Москва-Париж». Новые знания, которые постоянно приобретал, выливались в новые творческие эксперименты. Так результатом его работы с цветом и плоскостью стали декоративные панно: «Тигр», «Лошадь», «Пир», «Адам и Ева», «Тишина» Читать текст полностью>

Евгений Попов. Новые штаны Андрея ‹Евгений Попов - писатель, прозаик, родился в Красноярске. Окончил Московский геологоразведочный институт. Работал геологом в Сибири, затем переселился в Москву.Секретарь Союза московских писателей, один из основателей Русского ПЕН-центра, ассоциированным членом Шведского ПЕН-центра›. 
Этот моложавый коммунист был простой сибирский мужик, но только директор профтехучилища. И Поздеев был простой сибир­ский мужик, но только художник. Один мужик вдруг увлекся неиз­вестно почему, стал показывать другому мужику всякие КАРТИНЫ, десятки картин, и объяснять, что вообще всякие картины ЗНАЧАТ. Второй мужик вдруг затосковал, явно озадаченный наглядными сведениями о том, что земное бытие вовсе не ограничивается со­ветской властью, а потом тоже увлекся. Читать текст полностью >
 

Вадим Серебренников. Рождение мифа  ‹Вадим Борисович Серебренников - горный инженер, потомок знаменитого Сибирского мецената П.И.Кузнецова, в настоящее время живет в Москве›.
«Верно и то, что сам Андрей Геннадьевич траги­ческой фигурой никогда себя не ощущал. Более того, он считал се­бя счастливым человеком, потому что мог свободно работать, имел материалы, мастерскую, учеников, друзей. Не был подвержен зави­сти и тем более злобе. Его неудовлетворенность больше всего относилась к самому себе. Он в полной мере наслаждался радостью созидания и достигнутого преодоления. Мне он представляется од­ним из самых счастливых людей, которых я знал. И самое главное - этими чувствами пронизан весь мир его созданий, где есть место всем оттенкам человеческих чувств, но нигде вы не обнаружите присутствия враждебности внешнему миру...Читать текст полностью>

Портрет В.И.Жуковского. 1980-е. Холст, масло. Уроки Поздеева. Из беседы красноярского писателя Эдуарда Русакова с искусствоведом и художником, доктором философских наук, профессором Владимиром Жуковским
У него было хорошее чувство юмора, он любил посме­яться, пошутить. Он сам говорил: «Если бы я не был художником, то стал бы клоуном». Вообще театрального в нем было много, он лег­ко включался в игру, и не зря актеры и режиссеры его любили. В нем постоянно присутствовало игровое начало. И это не мешало ему серьезно относиться к искусству. Суть творчества - игровая, творчество - это серьезная игра. Читать текст полностью>

Портрет Игоря Вильчевского 1970-е гг.Игорь Вильчевский "Дядя Андрей"   ‹Игорь Вильчевский - художник, является членом международного и всероссийского Союза художников, долгое время работал в Москве, в настоящее время проживает в Красноярске›
Любовь дяди Андрея к сибирской природе, ее горам, рекам, таеж­ным цветам была настолько сильной, что видел и чувствовал он ее глубоко индивидуально. Он научил меня любить все, что окружало, и все рисовать. А рисовать с ним хотелось много, и его главное тре­бование состояло в том, чтобы это было интересно и самобытно. Читать текст полностью>

Портрет Владимира Ваганова, 1980г. Владимир Ваганов  "Эти два ярких дня" ‹Художник, создатель и хранитель музея Андрея Поздеева, друг и ученик художника›.
Я заметил, что, если какая работа оставлялась, тем более оформлялась в окантовку, все это было «дите», которым он дорожил до крайности. Он и дарил многое, друзьям, хорошим людям, которые были ему интересны. Иногда он настойчиво требовал работу вернуть, объяснял, что от нее надо написать другую...Андрей так к ним и относился, вкладывая в них себя полностью, искренне, со страстью, он одухотворял их и любил, как детей.Читать текст полностью
 

Актриса Ида Роот, 1969Ида Роот. Слово о Поздееве ‹Ида Роот - актриса красноярского Театра Юного зрителя›.
Микромир - такое место, где сегодня наша душа может почувст­вовать себя устроенной. Это - мастерская художника Поздеева. Ка­зенщина за окном узкой полоской просвечивает сквозь незадвину­тую штору. А тут душе тепло, уютно, тут можно побыть самим собой, здесь тебя поймут и не осудят. Мастерская художника - маленький островок, прибежище правоты, здесь прав тот, кто добрее, здесь ме­рою господства почитается людское благородство. Читать текст полностью>

Андрей Поздеев - миф или часть истории? Андрей Буровский.  ‹Писатель, автор книг научно-популярного жанра, книг по русской истории, издатель, кандидат исторических наук, доктор филосовских наук, археолог›.
«Андрей Генна­дьевич органически не мог жить нигде, кроме Красноярска и ПриЕнисейского края. Он тонко чувствовал каменное чудо Петербурга: интересовался природой Средней полосы, но жить там не захотел и вряд ли смог бы. Эстонцы называют таких людей «люди Тара» то есть люди своей земли; те, кто не способен оторваться от нее; кто погибает, если его увозят насильно. Читать текст полностью>

Курбатов Валентин Яковлевич. 1986Валентин Курбатов. Портрет на фоне портрета.  <Литературный критик, литературовед, прозаик, член жюри литературной премии «Ясная Поляна», член Союза писателей России>
«Я думаю, что в последние годы Андрей Геннадьевич был счастлив. Мы приходили к нему с Виктором Петровичем, и они обнимались и весело смеялись над старостью, которой оба не знали. И это была не игра, а изумление чуду жизни. Мир снова только открывался ему в своей вечной молодости. Он не зря так часто писал тогда Адама и Еву (и чаще Еву, Еву — жизнь!) — райский сад, в котором наше знание бедно и напрасно, а подлинна одна полнота принятия всего в мире.
Он говорил об этом каждым своим холстом. Как любящий человек, он хотел, чтобы и мы были счастливы. И оставил “рецепт” и “путеводитель” в страну свободы и любви — свое золотое и теперь уже несомненно бессмертное творчество». Читать текст полностью>>


Таллин. Отрывок из книги Э.И.Русакова «Свободен как солнечный зайчик»

Я давно ищу оправдания искусству, - задумчиво добавил Олев  Субби, - и вот, после встречи с Поздеевым, мне кажется, я его нашел... Искусство - это модель жизни.  Художник своим примером учит нас  - лучше любых ученых и философов  - как достигать цели, как делать осмысленной свою жизнь... Читать текст полностью>>

 

 

 

                       ВВЕРХ>                 НА ГЛАВНУЮ>

 



Powered by XGEM Engine