Цветы Андрея Поздеева. Ветошкина Татьяна, школа 69, г.Красноярск. //Первые Поздеевские Чтения. Юношеская секция. - 2002.

ВВЕДЕНИЕ

Татьяна ВетошкинаЦветы А. Поздеева - это тема, получившая наибольшее освещение в печати и статьях искусствоведов. Ни один искусствовед или журналист, пишущий о Поздееве, не обошел эту тему стороной. Я изучила всю прессу о художнике, начиная с 1963 года: статьи в различных газетах, журналах "Енисей", "Наше Наследие". О цветах Поздеева писали и знаменитые искусствоведы, и красноярские писатели - друзья художника -А. Астраханцев, Э. Русаков, которые приоткрыли нам занавесы некоторых профессиональных тайн мастера. И все же мне кажется, что эта тема раскрыта не до конца. Меня давно интересовали такие слова: "Через цветы я могу видеть другие сюжеты и несюжетные выходы...Цветы дают мне пищу для души...". Можно ли этот творческий процесс наглядно проследить в работах мастера?

В настоящей работе сделана попытка разобраться в этом вопросе, проследить, как определенные образы выводят Поздеева на другие сюжеты и не сюжетные выходы, что является основополагающим фактором в развитии не только духовного, но и творческого мира художника. Моя попытка рассмотреть творческий процесс сделана на основе подлинных картин, хранящихся в школьном музее, мною используются воспоминания вдовы и друзей художника, видеозапи­си, интервью Андрея Геннадьевича, записанные при его жизни, а также работы В.И. Жуковского - профессора красноярского госу­дарственного университета, близкого друга Поздеева.

ЦВЕТЫ Я ВСЕГДА ПИСАЛ И ЛЮБЛЮ ИХ - ЭТО ТЕМА НА ВСЮ ЖИЗНЬ

О цветах А. Г Поздеев говорил так: «Цветы я всегда писал и люблю их. Это великолепное существо - цветы. Это живое существо, невероятно разное. Красота, прелесть, нежность. Я не могу от этого отказаться. А через цветы я могу видеть другие сюжеты и несюжет­ные выходы. Эго все страшно интересно, и это дает мне пищу для души. Энергию я от них получаю. Предположим, я устал и у меня не совсем ладно на душе. Я купил букет цветов, попытался что-то напачкать на холсте. Они мне радостны, они мне дали радость. Это же прекрасно!»

 На протяжении всей жизни излюбленной темой А. Г. Поздеева были цветы. Он писал их и вначале своего творческого пути, и на его закате, переживая и радуясь вместе с ними. Цветы для Поздеева, как и человек, были «созданием этого громадного мироздания. У них есть свой язык, свои какие-то ароматы удиви­тельные, своя красота, своё лицо». Он, «как тоже биологическое существо, как цветы», пытался «что-то передать от них, показать какие это живые существа». Но, к сожалению, получалось это не всегда, да и просто не могло получаться, ведь большую часть своей жизни художник испытывал материальные трудности. Но зато как он удивлял, как поражал своих друзей и знакомых, тратя по­следние деньги на огромные, роскошные букеты цветов! Цветов для Поздеева никогда не бывало много. Даже, когда вся мастерская была просто усеяна ими, трепетная душа художника жаждала все больше и больше, и, чтобы достичь желаемого, Поздеев ставил цветы перед зеркалом, создавая эффект огромного их количества. Ещё при жизни художника среди его друзей постоянно ходили юморные рассказы о том, как он покупал цветы на центральном рынке. А дело было в том, что, любимой одеждой Андрея были потертая годами фуфайка и старая рыжая шапка, в которых, при­цениваясь к таким дорогим цветам, как розы, Андрей не внушал никакого доверия продавцам с юга в своей платежеспособно­сти. На вопрос «сколько стоит?», они отвечали: «Проходи, отец, проходи». А затем, удивленные его заказом на 50-70 роз, счастли­вые продавцы помогали нести цветы вплоть до самой мастерской. Впоследствии, увидев появление Андрея на рынке, продавцы просто не давали ему покоя, наперебой зазывая к своим столам.

Но иногда цветы, продаваемые уличными торговцами, не устраи­вали Поздеева. Ему нужны были цветы на длинных ножках с мно­жеством (в частности гладиолусы) зелени, которых найти было практически невозможно. Зная об этом, друзья художника всегда старались принести ему именно такие цветы. Так, например, рос­кошные георгины добывал для него Виктор Степанович Коледаев, а семья Вагановых сама выращивала гладиолусы. Но красноярский писатель А. Астраханцев не выращивал цветов, и лишь из одной любви к художнику и к искусству вообще решился на воровство. А дело было в середине августа. Александр знал, что недалеко от города находится цветочная плантация "Треста зеленого хозяйст­ва", в которой знал все лазейки и потайные тропки (плантация ограждалась трехметровым забором и охранялась). Под вечер он взял дома ножницы и небольшой чемодан и пошел "на дело". Сразу после захода солнца, в густых сумерках, он был уже на месте: Прокрался к грядам с астрами и, ползая на коленях среди высоких цветочных кустов, стал, не теряя  времени, срезать цветы и скла­дывать их в чемодан, внимательно поглядывая вокруг. И, уже почти наполнив чемодан, он увидел, что совсем недалеко от него нахо­дятся две фигуры. Александр бросил ножницы и с чемоданом в руках рванул что есть мочи мимо всяких троп. Немного покружив, он вышел к автобусной остановки, дождался автобуса и поехал в мастерскую к Андрею. В мастерской, разложив цветы, оказалось, что их около сотни. Андрей был чрезвычайно рад и благодарен своему другу, но, как выяснилось позже, даже этих цветов не хва­тило художнику, чтобы начать написать. Он смущенно говорил, что ему не хватило белых и желтых цветов, и на следующий день, заняв денег, пришлось идти и докупать необходимое. (2) "Образы цветов - это автопортреты души художника А. Поздеева. Вновь и вновь сияющая цветами земля была его святыней, символом непобедимой жизни. У слабого, тонкого стебля с белоснежным венчиком на лугу таежного покоса он мог учиться простому мужест­ву жить и делать свое дело, несмотря ни на что". (3) Цветы всегда были желанны и дома, и в мастерской Поздеева. Они были повсюду...

СОКРОВИЩА НАШЕГО МУЗЕЯ

В нашем музее хранятся подлинные работы художника. Некоторые из них незаконченные, однако, они представляют интерес при изучении творческого процесса. На этих работах можно проследить "кухню" художника, как рождался и воплощался его замысел. На законченных работах увидеть эти скрытые творческие процессы намного сложнее.

Жарки. Это картина вытянутой прямоугольной формы, размером 96*63 см. В нижней части стоит старый потертый стол, создающий впечатление древности, старины, а в верхней части большая хрустальная ваза с только что сорванными огненными жарками, которые своей "молодостью" освежают, оживляют давно обжитое место. Они, горящие, как огонь среди темной ночи, вносят в темную комнату радостное весеннее настроение, надежду на обновление. Каллы (100*120). А. Поздеев работал очень много и неистово, а холсты, казавшиеся ему неудачными, он резал на части и сжигая. В нашем школьном музее храниться несколько незаконченных хол­стов А. Г., которые интересны с точки зрения "кухни" мастера. Они показывают, как художник начинал работать над своими картинами, они могут подсказать первоначальный, художественный замысел. Одна из самых любимых наших картин - каллы. Поздеев считал, что "в каллах есть аристократизм, какой-то внешний холодок, но в то же время это нежнейшие и страшно музыкальные создания". Эти цветы казались ему похожими на музыкальный инструмент, на орган. А так как люди, создавая орган, попытались максимально приблизить его к небу, то и художник написал цветы на небесно-голубом фоне. Белая ваза и сами цветы напоминали нам легкие облака, парящие в небе, а оттенки желтого и зеленого цветов создают ощущение солнечного летнего дня.

Астры. Это небольшой холст, размером 105*100 см., на котором роскошный букет астр, раскиданный по всему полю, стоит В боль­шой плетеной корзине.

Мальвы.,В нашем музее имеется ещё один подлинник, посвящен­ный цветам. Это картина "Мальвы". Это небольшой холст, разме­ром 138*81 см. Картина написана невзрачными красками. На оран­жевом фоне, который производит впечатление затаённой грусти, красуются яркие, малиновые, еще не раскрывшиеся бутоны маль­вы, окруженные тусклой зеленью листвы. Цветы стоят в старинной коричневой вазе, которая ещё более увеличивает эффект таинст­венной и необъяснимой печали.

ЧЕРЕЗ ЦВЕТЫ Я МОГУ ВИДЕТЬ ДРУГИЕ СЮЖЕТЫ И НЕСЮЖЕТНЫЕ ВЫХОДЫ

В нашем школьном музее хранится работа А. Поздеева, которая нигде не выставлялась и не печаталась. Это небольшой холст размером 72*47 см., белые цветы, написанные обобщенно, лако­нично, старые почерневшие стебли, серединки цветов, когда-то жёлтые, стали сосем коричневыми, как морщины лиц апостолов, а лепестки, как седые головы прошедших свой жизненный круг стар­цев. Художник заключает цветы в зеленый круг, зеленый цвет-цвет жизни, и синий цвет - цвет небесный рвется вверх, поднимая их над этим кругом жизни. Эта картина создает вокруг себя торжественную тишину, и нам всегда казалось, что здесь изображено нечто боль­шее, чем просто белые цветы. Здесь художник прикоснулся к какому-то таинству, возможно, к таинству жизни и смерти. К такому пониманию картины мы пришли не сразу. Изучая творчество А.Г. Поздеева, мы нашли две работы, которые очень сильно напомнили нам белые цветы, но вовсе не по признаку внешнего сходства, а по тому чувству, которое возникает рядом с этими работами. Картины "Старцы", "Храм" и "Белые цветы", кажется, находятся на одной энергетической волне. В картине "Старцы" на небесно-голубом фоне холста парит силуэт православного храма. Форма храма древняя, самая распространенная на заре русской православной

цивилизации. Внутри храма - апостолы-старцы, соединенные в едином движении, склонили свои головы к маленькой мерцающей точке, которую они бережно держат в руках. Но что это? Может быть, это зерно жизни или это чья-то трепетная душа? А сами старцы, кто они? Столпы церкви, на которых держится православ­ный мир, или сама святая троица?.. Купол храма очень близко подходит к верхнему краю холста (возможно, с точки зрения пра­вил, композиции слишком близко), но этот прием позволяет худож­нику получить необыкновенный эффект - эффект движения, когда весь этот прозрачный храм плавно скользит, поднимаясь вверх. В работе "Храм" художник еще больше отходит от сюжетности, внешнего сходства, мелких деталей. Здесь все та же древняя форма православного храма, где плоскость стены расчленена пилястрами (лопатками), на которые опираются арки (закомары), несущие своды. Но это уже знак, символ, формула. Купол храма олицетворяет небесный свод, который парит высоко в небе, явля­ясь окном во вселенную. А, может быть, это след человеческой молитвы? Внизу темный знак - символ земной греховности, а дорога к свету и торжество духа лежит через храм - духовный образ мира. Мы знаем, что А.Г. хорошо знал библию, увлекался религи­озной философией. В нашем: школьном музее хранятся книги Е. Блаватской, А. Меня, которые раньше принадлежали художнику, книги В.И. Жуковского - красноярского философа, друга А.Г., по­этому можно с уверенностью сказать, что язык символов и знаков был хорошо знаком художнику и ничего случайного в его работах нет. Я считаю, что эти три работы едины в своем содержании, цвете и форме. Во всех работах Поздеев использует три цвета -белый, синий и зеленый, которые несут определенную эмоцио­нальную нагрузку. Так же он использует одни и те же геометриче­ские символы: Круг - выражает единство (идею) бесконечности, законченности, высшего совершенства. Квадрат - абсолютное равенство, единообразие, порядок, прямота, истина, справедли­вость, мудрость. Крест - универсальный символ единства жизни и смерти, символизирует жизнь, бессмертие, дух и материю в их единстве. (5) Исходя из этого, можно сделать вывод, что во всех этих работах Поздеев "ищет образ справедливого и мудрого мира, который доступен каждому, в ком дух побеждает материю и кто устремляется к богу и к вечности, обретая новую жизнь". (6) Глядя на картины А.Г. Поздеева, некоторые зрители считают их слишком простыми и даже примитивными. Но зачастую это не зависит от самого мастера, а происходит лишь от незнания языка знаков и символов, которые существуют в религиозной философии. Цель моей работы - показать, какой сложной и значительной может оказаться картина, которая на первый взгляд неподготовленном} зрителю кажется слишком простой.

ПОСЛЕДНИЙ БУКЕТ

Последние работы давались Андрею Геннадьевичу крайне тяжело сказывалось его заболевание. Силы все оставляли и оставляли его. Он слабел прямо на глазах. Но, не смотря на свое состояние, Поздеев продолжал заниматься любимым делом. Весной 1995 год; в мастерской Поздеева стоял холст почти 2*2 м с хороводом летящих фигур, но художник все никак не мог "утрясти прорисовать по композиции" верхний левый угол. Для этого нужно было карабкаться на лестницу, а в его-то состоянии... Как-то, жалуясь Владимир; Ваганову, Поздеев сказал: "Стою перед зеркалом, хочу работать, кистью шевельну - все, напрочь обессиливаю". В таком состоянии художник и создавал свои последние работы. Но самой последней был букет сирени, историю которого, закончившуюся печальным финалом, поведал нам Владимир Гаврилович Ваганов, хорошо знающий художника. Он пришел к Поздееву 7 июня, на троицу, и рассказал ему о том, что на даче сирень зацвела, на что Андрей обстоятельно попросил: "Поезжай. Привози. Выбирай покрупнее ветки, чтобы не совсем распущенные были и чтобы с теневой стороны куста, а то на солнце сирень выгорает". Не медля, Влади­мир поехал на дачу и наломал сирени так, как просил Андрей. В автобусе бабушка спросила ветку, ехала в церковь, я, говорит, его освящу. "Вот хорошо-то как, - воодушевился Андрей, - напишу сирень". Он соединил ее с букетом, купленным Валентиной Михай­ловной по его просьбе утром, и стал писать. Поздеев писал свою последнюю работу воодушевлено, не отрываясь ни на минуту. На темном фоне кроваво-красные грозди и опадающий лепесток, как капелька крови.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основываясь на словах А.Г. Поздеева, в настоящей работе было проведено исследование его картин, хранящихся в школьном музее, мастерской и других собраниях. Была сделана попытка проследить его творческие замыслы, в которых один сюжет дает решение другому так, как цветы вдохновляют художника на другие сюжеты и даже несюжетные выходы. И в результате проведенного исследования можно сделать вывод о том, что ничего случайного в творчестве Поздеева нет. Форма, цвет, линия - все имеет свою смысловую нагрузку и подчиняется главной идее произведения. Одной из главных задач моей работы - показать какими сложными и значительными могут оказаться полотна, которые на первый взгляд не подготовленному зрителю кажутся слишком простыми.

БИБЛИОГРАФИЯ

Абрамов А. Нас ждут художественные открытия. Российская газета.

9.12.1993.

Александрова Т.А. Всюду дух ночевал. Красноярский рабочий.

27.05.1994.

Ануфриенко В. Каждая слезинка дорога. Красноярский рабочий.

30.11.1996

Астраханцев А. Щедрая душа. Красноярский рабочий. 29.10.1975.

Астраханцев А. Солнечный художник. Городские новости.

31.12.1999.

Баранов М. Статья о А. Поздееве в каталоге 1968 г. Красноярск.

1968. С.б.

Буровский А. Под знаком Поздеева. Честь и Родина. 11.07.2000.

Вадимова С. В традициях русского авангарда. Двадцать четыре.

17.09.1993.

Васильева-Шляпина Г. Статья о А. Поздееве в каталоге 1978 г.

Красноярск, 1978. С. 6.

Гольдштейн А.Ф. Зодчество. Москва, 1979. С. 416.

Джамали К. Букеты и время. Красноярский'комсомолец. 15.10.1981.

Джамали Е. Что в тебе есть. Красноярский комсомолец. 23.10.1986.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Поздеев А.Г. Видео интервью. Галерея СИТИ. 1994 г.

2) Астраханцев А. Солнечный художник. Городские новости. 31.12.1999.

3) Кушнеровская Г. Душа в пространствах света. Завтра. 03.1996,

4) Поздеев А.Г. Видео интервью. Галерея СИТИ. 1994 г.

5) Топоров В.Н. Геометрические символы. Квадрат. Крест. Круг.// Мифы народов мира: в 2 т. М.; 1982; Т. 1, С. 272-273; 630-631. 6} Жуковский В. И., Пивоваров Д. В., Зримая сущность. Св., раль-ский университет, 1991 г.

7) Ваганов В.Г. Воспоминания из архива музея.

8) Там же.

Powered by XGEM Engine